• Информационный отдел МРО

Солдат в тюбетейке



https://www.youtube.com/watch?v=naTsPmRfrHc&feature=emb_err_woyt

Мусульмане Беларуси на протяжении столетий были хорошими воинами, зарекомендовали себя на полях сражений в прошлом и на военном плацу и полигоне – в наши дни. Продолжил славную традицию предков молодой мусульманин из г. Ивье Семен (Сулейман) Сафаревич. Он дал небольшое интервью нашей газете.

– Ас-саляму алейкум уа рахмату-Ллаhи уа баракятуh! Сулейман, расскажи немного о себе.

– Уа алейкуму-с-салям уа рахмату-Ллаhи уа баракятуh! Я родился и вырос в Ивье, после школы параллельно учился в БНТУ по специальности «Технология и оборудование ювелирного производства» и в медресе. Получив диплом, пошел на Минский механический завод имени С.И. Вавилова. А с 21 ноября 2019 по 11 ноября 2020 года проходил срочную военную службу.

– И как тебе служилось?

– Служил в Слониме, в воинской части 11525, был гранатометчиком в мотострелковой роте 11-й отдельной гвардейской механизированной бригады (силы немедленного реагирования). Бывало всякое, но в основном было нормально. Прибыв в часть, возник вопрос: а как буду выполнять намаз? Думалось и так, и сяк, но решил обратиться к старшим по званию. Придя к майору Вячеславу Александровичу Керусу, отвечавшему за идеологическую работу, разъяснил свои пожелания. Оказалось также, что он лично знаком со слонимским имамом Сулейманом Матвеевичем Байрашевским, хорошо относится к верующим. Был еще забавный момент, что «сарафанное радио» раздуло, якобы я, мусульманин-новобранец, пришел с огромной бородой и какими-то невероятными требованиями. Узнав, что я прошу всего лишь выделить небольшое помещение для пятикратного намаза, он согласился безо всяких вопросов.

– Трудно ли совмещать поклонение и воинские обязанности?

– По сути, служба и труд во благо Родины, защита мусульман и других соотечественников – тоже своего рода поклонение. Разумеется, намаз не должен мешать выполнению остальных обязанностей, поэтому старался подбирать момент, следил за временем и чистотой – и это было хорошим дополнительным организующим фактором. Очень помогла учеба в медресе: в деле приучения к порядку и дисциплине оно работает не хуже, чем в решении учебных и других воспитательных задач. Конечно, сложновато приходилось в летнее время, когда утренний намаз приходится на ранние часы, а ночной наступает уже после отбоя. Тем не менее, все решаемо, как показала практика.

– Интересно, а как относились сослуживцы?

– С пониманием. Дежурных просил будить меня на утренний намаз, и будили почти всегда. После отбоя не было проблем отлучиться на молитву, а вечерами и по выходным – читал Коран, который взял с собой в армию. Из атрибутики была еще тюбетейка и четки, но пользовался ими, только молясь, с собой не носил – оно и не по форме, и чтоб не испачкались. С едой тоже без особых проблем: повара вместо мяса клали двойную порцию каши, давали добавку, если была рыба. Сослуживцы и командиры относились с уважением к моим убеждениям, в том числе и потому, что за все время службы не получил ни одного замечания, всегда соблюдал все правила распорядка.

– А когда бывало труднее всего, кто поддерживал?

– Во время пребывания на полигоне было сложнее всего. Там временами не хватало воды для омовения, были затруднения с питанием. Но такие выезды – это скорее редкость, чем норма.

На праздничный намаз Ураза-байрама из-за пандемии не смог попасть ни в Слоним, ни в родное Ивье. А на Курбан-байрам домой забрал отец. Вообще, родители и родные поддерживали, часто звонил Давуд хазрат Якубовский из медресе, другие друзья и братья по вере.

– Расскажи о своих планах на будущее.

– Сейчас дома, предстоит завершить отработку на заводе. А там – Аллаху знает лучше, может, еще смогу получить и высшее исламское образование.

– Благодарю за интервью. Пусть Аллах благословит твоих родителей и учителей, и поможет тебе в твоих планах!

Беседовал Давуд Радкевич.