• Информационный отдел МРО

Мечеть - очаг культуры и единения верующих

(из доклада Овезова М. на апрельских чтениях 2019 года)


Мечеть – очаг культуры и единения верующих

Мечеть (в переводе с арабского – «масджид», исм аль-макан – «место, где совершается земной поклон») в исламе, как в логично устроенной религии, имеет сугубо практическую значимость. Мечеть как архитектурное сооружение, изначально не несет в себе идеи сакрального пространства. Сакральность какого-либо места в исламе образуется в первую очередь за счет собрания верующих в этом месте. Именно этот аспект позволяет расширить границы мечети как сооружения или места поклонения до всевозможных форматов. Можно встретить в исламском мире мечети помпезные, богато декорированные, построенные по сложным архитектурным замыслам, но также бывают и мечети, представляющие из себя расчищенную земляную площадку со стенами. Порой мечетью служит всего только одна стена, направленная на кыблу. Но оба архитектурных варианта являются мечетями в полном смысле слова.


Основные каноны мечети с теологически-правовой позиции были заложены во времена пророка Мухаммада, мир ему. Мечеть Пророка в Медине первоначально выглядела как прямоугольное сооружение с тремя входами: два по бокам сооружения и один сзади. Высота стен достигала примерно 2,20 м. Это была открытая площадка, с двумя теневыми зонами. Основная теневая зона – Зулля – была в передней части мечети, ориентированной на Мекку. Она представляла собой три ряда колонн, по 9 штук в каждом. Колоннами служили пальмовые стволы, а крышу устилали пальмовые листья. Вторая теневая зона – Суффа – место, где находили приют малоимущие мусульмане, остававшиеся подолгу в этом месте.


Зулля



Суффа


Вплоть до омейядских халифов в мечети отсутствовала широкая декорированность. В Сахих аль-Бухари сообщается, что ‘Абдуллах бин ‘Умар, да будет доволен Аллах ими обоими, сказал:

«При жизни посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, мечеть была построена из необожжённого кирпича, её крыша была сделана из голых пальмовых ветвей, а столбы - из стволов пальм. Абу Бакр ничего не добавил к ней, что же касается ‘Умара, то он расширил её, построив новое здание по образцу существовавшего при жизни посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Он использовал необожжённые кирпичи и голые пальмовые ветви и поставил новые деревянные столбы. Затем (эту мечеть) перестроил ‘Усман, значительно расширивший её. Он возвёл стены из украшенных узорами камней (покрыв их) известью, и поставил каменные колонны с узорами, а крышу покрыл тиком».

При халифе Муавии (первом халифе династии Омейядов, взошедшем на трон после четвертого праведного халифа Али) губернатором Медины Марваном ибн аль-Хакамом были нанесены гипсовые резные декоративные элементы на стены мечети. Впоследствии в период халифа аль-Валида, мечеть была перестроена с использованием богатых строительных материалов, мрамора, и мозаичных панно, подобным тем, что до сих пор сохранились в Куббат ас-Сахра в Иерусалиме. Однако при пожаре в конце эпохи омейядов, начале аббасидов уничтожил большую часть постройки Валида.


Образцы мозаичных панно в мечети Куббат ас-Сахра


Однако, канонически, мечеть должна быть выполнена в минималистическом стиле, который не подразумевает необдуманные траты на декор. Мечеть при Пророке, мир ему, как видим, была представлена общей прямоугольной площадкой. Зонирование в ней, оговоренное Пророком, стало каноном в исламе: первые ряды заполняются мужчинами, далее дети а потом женщины. Такое расположение имеет ясные логические основы. И также расположение женщин позади мужчин и детей обусловлено конечно же не унижением женщины в Исламе, а тем, что посещение мечети для женщин не является канонически обязательным. Лучшее место для молитв женщины – это ее дом, как передается это от пророка. Опять же, и в этом повелении также имеется логическая основа. Так как такая позиция базируется прежде всего на сохранении чести и спокойствия женщины, которые могут быть нарушены недоброжелателями на ее пути в мечеть. Если же ее дом рядом с мечетью или же дорога безопасная, то она абсолютно свободно может посещать мечеть. Именно этот аспект формирует такое расположение и гендерное зонирование в мечети.

С распространением Ислама архитектура мечетей стала различаться по региональным признакам. На востоке стали проявляться стрельчатые айванные и купольные сооружения как наследники сасанидской архитектуры. А на западе, наоборот, стали проявляться византийские архитектурные элементы. Структура мечетей в Средней Азии и Персии вобрала в себя персидские основы, но с сохранением основных канонических элементов, заложенных на заре Ислама. Таким образом, золотая пора восточно-исламской архитектуры – эпоха Сельджуков демонстрирует на примере Джами мечети Исфахана традиционную открытую площадку с основными двумя теневыми зонами, но архитектурный ансамбль сформирован на основах традиционных сасанидских форм.


Макет Джами мечети Исфахана


Западные мечети вобрали в себя византийские элементы декора, как явно видно на мечетях Куббат ас-Сахра и Джами Бани Омейя в Дамаске. С появлением Османской империи архитектура мечетей приобрела более тесные связи с архитектурой Византии. В качестве примера культурной интеграции можно привести мечеть Нюцзэ в Пекине. Она была заложена в 996 году по хиджре в юго-западном районе Сюаньу, который издревле населяли китайские мусульмане. Приняла вид, близкий к нынешнему, при императоре Канси в начале XVIII века. Мечеть площадью 6 тыс. кв. м. обновлялась в 1955, 1979 и 1996 годах.


Мечеть Нюцзэ


Как видно, гибкость архитектурных исполнений мечетей в разных регионах продиктована свободным отношением к мечети и отсутствии в ней сакрального пространства, как места обитания Бога, как то имеется в политеистических верованиях.

В нашей стране – Беларуси, – в которой исламу официально 620 лет, а по неофициальным данным – чуть ли не 700, то здесь было построено множество мечетей. Они вобрали в себя также, как и было упомянуто ранее, различные местные архитектурные и эстетические приемы оформления храма. Но одна особенность обращает на себя отдельно внимание – это соблюдение в белорусских мечетях канонического оригинального гендерного зонирования, заложенного при пророке Мухаммаде, мир ему.

Вообще говоря, при исследовании духовного наследия белорусских мусульман ни в коем случае нельзя говорить об их религиозной отсталости от остального мусульманского мира. Ислам в Беларуси сохранял всю свою чистоту и даже различные религиозные тонкости. Почти во всех храмах, за исключением разве что мечети в Сорока Татарах в Литве, соблюден правильный принцип зонирования, и также объемы отводимых для мужчин и женщин пространства также отражает канонические тонкости посещения и наполняемости мечети прихожанами.

Недавно Минская Соборная мечеть получила копии обмерных чертежей первой мечети в Минске, сделанные в 1949 году. Чертежи также показывают внутреннюю планировку здания, которая также выполнена в традиционном для белорусских мечетей каноне.


Чертеж Минской мечети 1949 г.


Бесспорно, жемчужиной в исламском зодчестве Беларуси является мечеть в д. Довбучки, построенная в 1735 году. Она простояла до 90-х годов, была разобрана и перевезена в музей архитектуры и быта, где и пролежала вместе с бревнами в сарае с открытыми стенами. К сожалению, на данный момент зданию хотят присвоить название: «остатки мечети». Мы надеемся, что здание мечети удастся восстановить, к чему будем прилагать все наши усилия.


Мечеть в д. Довбучки


Одной из самых удивительных особенностей мечети является ее демократичность и высшее социальное служение – традиционно в мечетях проходили различные образовательные программы. В одной мечети могло насчитываться несколько десятков, так называемых «кружков» знаний, где во главе каждого из них находился ученый в той или иной области и преподавал науку. Так, например в мечети Ахмада ибн Тулуна в Каире, проходили занятия по исламскому праву, теологии, грамматике, медицине, математике и астрономии и многим другим науками. Занятия мог посещать любой человек абсолютно бесплатно. Это в свою очередь позволяло любому жителю исламского государства получить все ступени образования и стать специалистом в желаемой науке.


Гравюра с изображением урока в мечети, позади видны группы, где преподаются другие науки


Занятия проводились также самыми выдающимися учеными того времени. Это и поспособствовало тому, что в расцвет аббасидского халифата наука стала самым главным аспектом жизни мусульманина. Чтобы дать живой пример любви к науке, я приведу историческое сведение, что в богатом городе Мерве – столице провинции Хорасан, в 11 веке на богатые пиршества знати и высших слоев общества приглашались не музыканты и танцовщицы, а группы ученых различных наук с изложением своих гипотез или открытий или же устраивались публичные дебаты между сторонниками противоположных теорий. Для общества мусульман того времени слушать выступление ученых или же их научные прения считалось высшим наслаждением и представляло разновидность высокоинтеллектуального отдыха.

В сегодняшний день, когда мусульманский мир расколот пополам: часть мира испытывает возрождение исламских наук, а другая часть падает еще глубже в пучину невежества, нам необходимо помнить о высшем социальном значении мечети и ее прямому служению идеалам ислама –знаниям. Мечеть не должна быть мертвым памятником с закрытыми дверями, а должна быть демократична на интеллектуальные и культурные мероприятия, главными из которых, бесспорно являются науки. Также и прихожане должны отвыкнуть от обывательского отношения – придти «проклевать свои четыре рак’ата», как приходит в хадисе пророка, мир ему, и выскочить вон скорее в клуб, на дискач, на треню. Если мы сплотимся вокруг знаний и наук – то сможем вернуть себе достойное место в интеллектуальном мире, ин ша Аллах.


Ответственный за научно-исследовательский отдел МРО в РБ Овезов Максат